Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /var/www/u0795991/data/www/fitofarm.ru/news/pages/index.php:1) in /var/www/u0795991/data/www/fitofarm.ru/news/pages/index.php on line 19
Размышления о периоде культа личности

Размышления о периоде культа личности

Размышляя о периоде культа личности, Брехт приходит к выводу, что к числу вредных последствий сталинщины относится прежде всего пренебрежение диалектикой, без знания которой невозможно понять, как аппарат Сталина, превратившись в чиновничье-бюрократический, «подмял» под себя партию, каким образом борьба мнений стала борьбой за власть и почему идолопоклонство Сталину привело к отречению от каких бы то ни было иных божеств. Брехт подчеркивал, что в результате кумиризации вождя, во-первых, происходит постепенный отрыв лидера от масс; во-вторых, народ, во всем полагаясь на своего возведенного в ранг божества кумира, отвыкает думать и действовать самостоятельно, становится пассивным. А это, в сущности, есть изощренная форма рабства. Кроме того, идолопоклонство приводит к безнаказанности и вседозволенности, поскольку несовместимо с контролем, и в итоге порождает преступления.


В 1939 году Брехт записал в «Рабочий журнал» о разыгравшейся в Москве трагедии: арестованы Бела Кун, М. Кольцов, бесследно исчез писатель С. Третьяков, объявленный «японским шпионом», перестали доходить вести от Б. Райха и А. Лациса, печальна судьба Вс. Мейерхольда. Поэт серьезно изучал марксизм и одним из своих учителей в этой области считал С. Третьякова, о гибели которого и идет речь в стихотворении «Непогрешим ли народ?», явившемся откликом на трагические события в Москве. Брехт пишет, что его «приветливый» наставник был расстрелян. «А что, — спрашивает поэт, — если он невиновен?» Этот мучительный вопрос служит скорбным рефреном к каждой строфе.


Возможно, мысль о перевоплощении врага подсказал Брехту Б. Райх, который мог поведать писателю поразивший его эпизод из московской жизни 20—30-х годов. Райх бывал в доме известного поэта, жившего в большом достатке, о чем свидетельствовали роскошные наряды его жены и дочери. Однажды решили вместе пойти в театр, и Райх был несказанно удивлен, когда модницы появились одетыми «в серые ситцевые платья». «На голове у каждой был повязан традиционный тогда красный платок». Дочь поэта объяснила свой вид «московским стандартом»: «Если бы мы с мамой осмелились появиться в своих домашних нарядах, на нас смотрели бы с классовой ненавистью: «Нэпманши!» Так не лучше ли побыть один вечер в этих безобразных тряпках». Правда, Б. Райх писал не о врагах, а о мимикрии, «которая стала свойственна людям богатым, приспосабливающим свое поведение к этическим нормам бедняков, ставших классом господствующим».


Но почему до подобной уловки не мог додуматься враг? Кроме того, недруг приспосабливается не только внешне. Но если даже из 50 осужденных только один невиновен, разве это оправдывает судей, приговоривших его к смертной казни? Ответ Брехта однозначен: нет. Самые щедрые бонусы казино на депозит вы найдете только у нас